Булат-молодец

Русские сказки и былины
История о том, как Булат-молодец помог Ивану-царевичу жениться на Василисе Кирбитьевне. Но непрост был путь – много опасностей подстерегало молодых людей на пути. И даже сам Кощей Бессмертный был против них!
Из истории вы узнаете про: Царь Башня Кнут Боевой конь Семейство Лошадиные + 51

Режим обучения доступен только авторизованным пользователям

Чтобы продолжить просмотр зарегистрируйтесь или войдите в аккаунт

Возможности режима обучения:

  • просмотр истории в виде слайдов
  • возможность прослушивания озвучки по каждому слайду
  • возможность добавить свою, детскую озвучку
  • тесты для детей, чтобы закрепить материал
  • специально подобранные коллекции картинок и видео для улучшения восприятия
  • ссылки на дополнительные обучающие курсы

Озвучка доступна в режиме обучения

В далёком царстве, в стародавнем государстве жил-был царь. И был у него сын единственный – Иван-царевич.

Полезные ссылки


Пеленали царевича мамки да няньки в пелёночки шёлковые. Пеленали да приговаривали:
– Баю-баюшки баю, Иванушка! Как станешь добрым молодцем, найдёшь себе невестушку. Живёт за тридевять земель царевна Василиса Кирбитьевна в башне высотой полста саженей. Такая красавица, что само солнышко ею милуется, сама луна на неё заглядывается!

Полезные ссылки


Рос царевич быстро, обогнал всех сверстников. В пятнадцать лет уж стал он рослым молодцем.
– Отпусти, батюшка, поеду невесту свою искать!


Не хотел отпускать царь сына единственного. Да тот твёрдо на своём стоял. Знаю, мол, с детства, где живёт моя невеста, меня дожидается. Понял царь, что вырос уж сынок, и благословил его в путь-дорогу.


Долго ли ехал, коротко ли, а приехал Иван-царевич в большой город. А на площади того города хлестали кнутом молодца.

Полезные ссылки


– За что человека бьёте? – спросил царевич у палача.
– Долг за ним – целых десять тысяч. Заплатить он не может, вот и бьём, уму-разуму учим.
Пожалел Иван-царевич молодца, заплатил за него долг.


Не успел Иван-Царевич от города отъехать, как догнал его тот самый человек, за которого он долг отдал. Представился человек Булатом-молодцем.
– Спасибо тебе, Иван-царевич! Твою нужду я знаю и помогу тебе. Будет Василиса Кирбитьевна твоей женой!


Купил Иван-царевич Булату-молодцу коня доброго богатырского, кольчугу крепкую и меч булатный. Поехали они дальше вместе. Булат-молодец путь-дорогу указывал.


Приехали они за тридевять земель в царство грозного Кирбита. Увидели башню в полста саженей. А на самом верху башни в окошке – красна девица, красотой сияет, лучистым светом город озаряет.


Сказал Булат-молодец, на башню глядючи:
– Неспроста живёт в башне Василиса Кирбитьевна. Прилетел когда-то Кащей Бессмертный к царю Кирбиту, пригрозил ему: "Не отдашь за меня Василису, всё царство твоё сожгу! Как исполнится ей 15 лет, заберу к себе." Испугался царь и повелел поселить дочку в башню, чтобы другие женихи к ней не сватались.


– Ты, Иван-царевич, на базар езжай. Купи блюдо медное, серебряное и золотое. А ещё купи курицу, утку и гуся. Зажарь получше да повкуснее. А как я приду – сразу птице крылышко отрезай и на блюде подавай, – добавил Булат-молодец.
Поехал Иван-царевич на рынок.


А Булат-молодец отправился к башне в полста саженей. Осмотрел её – стены ровные, не взобраться. Двери крепкие дубовые – не пробиться. Нужно с умом подходить, а не с силою.


Прибежал Булат-молодец к Ивану-царевичу.
– Подавай мне куриное крылышко на медном блюде!
А царевич как раз успел всё дожарить. Отрезал он у курицы крылышко и подал Булату-молодцу.


Взял блюдо Булат и поспешил к башне.
– Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! Ваш жених Иван-царевич шлёт вам крылышко куриное на блюде медном!

Напал на царевну великий страх – слова вымолвить не может. Тогда Булат-молодец за неё голосом девичьим и отвечает:
– Здоров ли мой жених Иван-Царевич?
– Здоров, матушка!
– Что ж ты там стоишь, Булат-молодец? Возьми ключик, открой шкафчик, выпей стопку водочки да ступай с Богом!


Снова прибежал Булат-молодец к царевичу.
– Подавай мне крылышко утиное на серебряном блюде!

Подал Иван-царевич, что Булат сказал.


Вернулся Булат-молодец к башне в полста саженей.
– Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! Ваш жених Иван-царевич шлёт вам крылышко утиное на блюде серебряном!

Снова испугалась царевна, не смогла ответить. Тогда Булат-молодец за неё голосом девичьим и отвечает:
– Здоров ли мой жених Иван-Царевич?
– Здоров, матушка!
– Что ж ты там стоишь, Булат-молодец? Возьми ключик, открой шкафчик, выпей стопку водочки да ступай с Богом!


В третий раз прибежал Булат-молодец к царевичу.
– Подавай мне крылышко гусиное на золотом блюде!

Тут же подал Иван-царевич, что надобно.


Опять стоит Булат-молодец под башней в полста саженей.
– Здравствуйте, Василиса Кирбитьевна! Ваш жених Иван-царевич шлёт вам крылышко гусиное на блюде золотом!


К тому времени прошёл страх у царевны. Открыла она двери дубовые, впустила молодца, отперла ключиком шкафчик с водочкой. А Булат-молодец царевну за руку взял бережно и прочь из постылой башни повёл. И к царевичу доставил.


Тут же полюбился Василисе Кирбитьевне Иван-царевич, ведь каждую ночь он ей снился. Сели они втроём на быстрых коней и помчались в далёкое царство, в стародавнее государство.


Проснулся утром царь Кирбит – не сияет красота царевны над городом. Дочь похищена!
– Не отдам Кащею обещанное – конец и мне, и всему царству! - воскликнул в страхе царь.
Тут же он отряды воинов во все стороны отправил.

Полезные ссылки


Стали Иван-Царевич с Василисой Кирбитьевной спать укладываться. А Булат-молодец незаметно снял перстень с пальца и говорит:
– Потерял я в пути перстень, что от матушки мне достался. Поеду обратно, поищу.


Отъехал он недалече, встал на дороге. Вскоре видит – отряд скачет, погоня торопится. Вмиг порубил всех Булат-молодец, никто не ушёл.


Как следующая ночь приблизилась, Булат-молодец платок тайком спрятал. И говорит:
– Обронил я платок, невестой подаренный. Поеду-ка обратно, поищу.


Отъехал он подальше, перегородил конём дорогу. Видит – вдвое больший, чем вчера, отряд скачет. Все как один богатыри, все в кольчугах крепких да с лучшим оружием. Набросился Булат на них доблестно, всех победил. Вот только устал сильно.


На третью ночь уж сил у Булата не хватило.
– Ну, Иван-царевич, твой черёд караулить. По сторонам наблюдай, глаз не смыкай. Чуть что – меня зови. А заснёшь – быть беде.


В это время прилетел Кащей Бессмертный к царю Кирбиту, сказал грозно:
– Где невеста моя?
– Не губи! Украл Василису жених-злодей, увёл мою кровинушку, твою невестушку! Отправил я в погоню добрых молодцев, уж скоро вернутся, привезут красавицу.


А Иван-царевич исправно караулил полночи, вышагивал бодро. А потом туман опустился, всё стихло, даже сверчки уснули. Одолела дрёма царевича.


Только Иван-царевич уснул, Кащей Бессмертный невесту его и унёс.


Проснулись утром молодцы – нет красной девицы.
– Эх ты, Иван-царевич! Ну да некогда горе горевать, поедем царевну выручать.


Долго ль, коротко ль они ехали, да приехали в царство заморское. Расспросили пастухов местных и узнали, что правит той землёй Кащей Бессмертный.
– А мы, значится, каждый день стадо ко дворцу гоним, молоко поставляем, – добавили пастухи.

Полезные ссылки


Сговорились молодцы с пастухами, переоделись в их одежды и погнали стадо ко дворцу. Там их служанка встретила с золотой чашей в руках.
– А где козочка моей госпожи любимая? А, вот ты, родненькая!

Узнали у служанки молодцы, что каждый день Василиса Кирбитьевна молоком от той козы умывается, чтобы кожа была снежно-белая. Бросил Иван-царевич в чашу перстень, самой Василисой и подаренный.


Принесла служанка молоко хозяйке и сказала:
– Нынче пастухи новые были, по говору – люди неместные.
Взяла Василиса чашу умываться и нашла там свой перстень. Приказала пастухов позвать.


Пришли молодцы. Василиса Кирбитьевна Ивану на грудь бросилась, слезами горючими обливается.
– Навек мы, Иванушка, распрощалися, супротив Кащея нам не выстоять!
– Брось ныть-горевать, царевна! Выведай у проклятого, где смерть его схоронена! – сказал Булат-молодец.


На следующее утро прилетел Кащей с охоты. Василиса его за руку взяла ласково.
– Уж так я боялась, Кощеюшка, что звери лютые тебя загрызли, растащили по лесу твои косточки!
– Где уж зверям меня загрызть, глупая? Не напрасно Бессмертным меня кличут. Смерть моя в венике, что у порога стоит.


После обеда улетел Кащей, пришли в светлицу молодцы. Василиса им про веник и рассказала.
– Нет, чую – врёт окаянный. Ты получше разузнай, – сказал Булат-молодец.


Царевна взяла веник, покрыла его краской золотой да серебряной, украсила его шёлковыми ниточками. И в постель положила. Прилетел Кащей, а Василиса ему и говорит.
– Вот, Кащеюшка, положила я твою смертушку в постель, чтобы оберегать её!
– Ох и глупая ты, Василиса Кирбитьевна! Смерть моя в козле, что на заднем дворе пасётся.


Царевна весь день козла украшала, позолотила ему рога, посеребрила копытца. Одела его в батистовый кафтан. Привела его в светёлку, уложила на кровать.
– Пусть твоя смертушка с нами живёт, Кощеюшка! – сказала она Бессмертному.
Вздохнул Кащей горестно.
– Ты так мне весь дворец испоганишь. Далеко смерть моя, в море-окияне. Стоит там чёрный остров, на острове – древний дуб, под дубом – ларец, в ларце – заяц, в зайце – утка, в утке – яйцо. В яйце и есть смерть моя!


Как улетел Кащей, Василиса тут же рассказала всё молодцам. Не мешкая, отправились они в дальний путь.


Много дней ехали они по степи безжизненной, изголодалися. Вдруг видят – собака бежит навстречу. Поднял Булат-молодец меч, чтобы убить её, а собака молвит человеческим голосом:
– Не убивай меня, добрый молодец! У меня малые детушки, помрут без меня! Отпусти, я тебе ещё пригожусь!

Пожалели молодцы собаку, отпустили.


Едут дальше, а голод их пуще прежнего гложет. Видят на сухом дереве гнездо, а в гнезде – орёл с орлятами малыми. Замахнулся Булат, а орёл молвит человеческим голосом:
– Пожалей меня ради деток маленьких! Помрут ведь сироты! А я тебе ещё пригожусь!

Пожалели молодцы орла, дальше пошли.


Добрались они до моря-окияна. А по берегу ползёт большой рак. Думал Булат-молодец съесть его, замахнулся мечом. А рак молвит человеческим голосом:
– Не ешь меня, добрый молодец! Сохрани жизнь мою, я тебе ещё пригожусь!

Пожалели они и рака, отпустили на все четыре стороны.


Нашли они лодку, переплыли на чёрный остров. В самом центре острова рос древний дуб. Поднатужились вдвоём, дуб с корнями вырвали. И вытащили ларец. Только открыли крышку, а оттуда заяц – прыг-скок и побежал себе!


– Эх, тут бы собака и сгодилась! – воскликнул Иван-царевич.
Только сказал, а уж собака к ним бежит, в зубах зайца несёт, хвостом приветливо машет. И вдруг из тушки заячьей выпорхнула утка и в небо умчалась.


Воскликнул Иван-царевич с досадою:
– Кабы сейчас тут орёл был, вот бы и пригодился!
Не успел договорить – уж спускается орёл с небес, в когтях несёт утку. Вдруг из утки яйцо выпало и в волнах морских скрылось.


– Здесь без рака не обойтись! – горестно вскричал Иван-царевич.
Только сказал, а уж из моря-окияна выполз на берег рак. Перед собой яйцо катит, к молодцам направляется.


Взяли молодцы яйцо и в путь обратный отправились, в Кащеево царство. Сразу как приехали, стукнули яйцом Кащея прямо по лбу. Тот на месте и умер.


Забрали молодцы Василису Кирбитьевну, взяли также всякого добра из Кащеева дворца, и домой поскакали. Ночью царевич с царевной шатёр поставили, легли спать. А Булат-молодец караулить вызвался.

Полезные ссылки


И вот ночкой тёмною, когда луна за тучкой скрылась, опустились перед шатром три голубицы. Крыльями взмахнули – стали три девицы.
– За смерть брата нашего, Кащея, налагаю на Ивана-царевича заклятие смертное. Загрызёт его любимая собака! А кто расскажет ему – по колено станет каменным! – сказала девица старшая.
– Будет и от меня подарочек, за брата отмщение. Затопчет царевича конь любимый до смерти. А кто расскажет – тому быть по пояс каменным! – молвила средняя.
– Скажу и я слово колдовское, тёмное. Забодает царевича корова любимая! А если расскажет кто – обратится в камень полностью! – добавила младшая.


Улетели голубицы. А Булат-молодец всё лежал до утра, думу думал, в небо глядел.


Приехали путники в царство отеческое. Сыграли Иван и Василиса весёлую свадебку, поселились в палатах белокаменных.

Полезные ссылки


А через два дня говорит молодой жене Иван-царевич:
– Пойдём, покажу тебе собаку любимую, с ней я всю жизнь охотился!

Только пришли они на псарню, а там уж Булат-молодец с мечом бродит. Замахнулся он и отрубил собаке голову. Спросил царевич – зачем? А тот молчит. Осерчал Иван, но простил Булата по дружбе старой.


На другой день говорит Иван-царевич Василисе:
– Прокатимся на конях! Я возьму конька своего любимого, на нём я ездить учился, всё детство с ним не расставался!

Пришли они на конюшню, а там уж Булат-молодец ходит с мечом. Отрубил он коню голову. И стоит молча, ни слова не скажет.
Пуще прежнего осерчал Иван-царевич. Но вступилась за Булата Василиса Кирбитьевна. Напомнила мужу, что без Булата они бы вместе не были.


На третий день захотелось Ивану-царевичу молочка.
– Пошли, жёнушка, покажу тебе корову любимую! У неё молоко самое вкусное – не оторваться! Бывало, я маленьким только его и пил!

Пришли они на поле, где стадо царское паслось. А там уж Булат рыщет с мечом. Рванулся Иван-царевич к корове своей, а Булат её тут же и зарубил.


Разгневался Иван-царевич, побледнел от злости. Тут же он палача вызвал и пригрозил отрубить Булату голову, если тот не расскажет, в чём дело. Пыталась Василиса Кирбитьевна мужа отговорить, да тот и слушать не стал, так разгневался.
– Хорошо, – сказал Булат, – руби. Но выслушай сперва три истории.


Рассказал Булат-молодец про трёх голубиц – сестёр Кощеевых.
– Наложили они три заклятия. Кто расскажет про первое – станет по колено каменным, про второе – по пояс окаменеет, а кто про третье донесёт – вовсе обратится в камень. Сестра старшая предрекла тебе гибель от собаки любимой, сестра средняя – от коня...


Увидел тут Иван-царевич, что стал Булат-молодец сначала по колено каменным, а потом и по пояс окаменел.
– Прости меня, друг! Не сказывай про заклятье третье!
– Что по пояс, что целиком – теперь уже всё одно, – ответил Булат.


Рассказал он про третье заклятье и весь в камень обратился.


Поставили каменного Булата в палатах царских. Уж три года прошло, а Иван с Василисой всё горюют. И вот однажды сели они у друга каменного, стали вспоминать прошлое, заплакали.