Хозяин Ольхона

Бурятские народные сказки
В давние времена, когда буряты и монголы были ещё одним народом, на Ольхоне правили жестокие братья Гэген-бурхан и Эрлен-хан. Пролили братья столько человеческой крови, что даже воды Байкала покраснели. Одна была надежда у людей – на мудреца Хана-гуту-бабая.
Из истории вы узнаете про: Байкал Остров Ольхон Бурятия, буряты Монголия, монголы Пещеры + 13

Режим обучения доступен только авторизованным пользователям

Чтобы продолжить просмотр зарегистрируйтесь или войдите в аккаунт

Возможности режима обучения:

  • просмотр истории в виде слайдов
  • возможность прослушивания озвучки по каждому слайду
  • возможность добавить свою, детскую озвучку
  • тесты для детей, чтобы закрепить материал
  • специально подобранные коллекции картинок и видео для улучшения восприятия
  • ссылки на дополнительные обучающие курсы

Озвучка доступна в режиме обучения

Есть на великом озере Байкал большой остров Ольхон. А на том острове есть глубокая и страшная Шаманская пещера. В древние времена в той пещере жил Гэген-бурхан, повелитель монголов*.

*Монголы и буряты были тогда одним народом.


Гэген-бурхан был родным братом Эрлен-хана, правителя подземного царства. Жестокой рукой правили братья на острове. Отбирали у бедняков последнюю еду. За любую провинность карали смертью, пролили на Ольхоне целые реки крови. Даже шаманы боялись свирепых братьев.

Полезные ссылки


В те же дни на высокой горе Ижимей на другом конце Ольхона жил мудрый отшельник Хан-гута-бабай. Человек этот не признавал власти жестоких братьев. Он никому не кланялся и жил своей жизнью.


Непокорность отшельника жутко злила Гэген-бурхана. Правитель постоянно посылал своих лучших воинов, чтобы те убили мудреца.


Но стоило воину ступить на гору Ижимей, как с её вершины катились огромные камни. Эти камни убивали всех прислужников злого правителя. Понял Гэген-бурхан, что вскоре всех воинов лишится, оставил мудреца в покое.


И вот однажды ехал жестокий правитель по острову. Искал он на ком злость сорвать. И увидел табунщика, который без страха посмотрел ему в глаза.

– Казнить этого наглеца! – заорал красный от гнева хан.


Прислужники хана согнали весь народ в стойбище. Палачи прилюдно казнили табунщика, чтобы устрашить всех монголов. Жители острова стояли молча, боялись глаза поднять. Но жена табунщика не испугалась и решила отомстить Гэген-бурхану.

Полезные ссылки


Встала она до рассвета и пошла на гору Ижимей. И удивительное дело: ни один камень, даже самый мелкий, не сорвался с вершины! Там, где ловкие и сильные воины погибали, простая девушка беспрепятственно прошла.


– Славный мудрец, – поклонилась вдова отшельнику, когда добралась до вершины, – заступись за людей! Давно не слышно смеха на Ольхоне, только стон кругом стоит да плач. Совсем не стало нам жизни от злых братьев!


Выслушал её Хан-гута-бабай, обнял бережно за плечи и сказал:
– Я вступлюсь за вас, дочка. Иди домой и предупреди всех островитян, чтобы были наготове.


Обрадованная вдова спустилась с горы и всем рассказала, что помощь близко.


Хан-гута-бабай долго размышлял о том, как со злым Гэген-бурханом справиться. И вот одной лунной ночью он оседлал белоснежное облачко и спустился в долину.


Мудрец припал ухом к земле, чтобы послушать, о чём она говорит. Но услышал лишь стоны невинно убитых монголов. Омрачилось сердце отшельника.

– Я отомщу за вас! – воскликнул он. – Но и вы должны помочь мне. Когда надо будет, сделайте горсть земли красной.


Утром пришёл Хан-гута-бабай к Шаманской пещере. Увидел его Гэген-бурхан и разозлился:
– Зачем ты пришёл?

– Ты много сделал зла монголам, так что уходи с острова, – спокойно ответил мудрец.


– Ты решил в одиночку победить меня и моё войско? – расхохотался Гэген-бурхан.

И всего воины тоже засмеялись.


Хан и его прислужники веселились недолго, потому что ко входу в пещеру пришли жители острова. Они держали в руках топоры, колья и кинжалы. Монголы смотрели на правителя и его воинов с мрачной решимостью.


Отшельник предложил правителю:
– Не будем проливать кровь людей. Лучше поборемся. Кто проиграет, тот и уйдет с острова.

Гэген-бурхан с радостью согласился. Ведь за всю жизнь не встречал он человека, который бы поборол его.


И сняли они халаты. И боролись они весь день и всю ночь. Оба они были великими батырами, и никто из них не мог победить. К следующему утру они обессилели и разошлись.


– Давай решим дело вот так. Ляжем спать и поставим у ног чаши с ольхонской землёй. У кого земля в чаше покраснеет, тот уйдёт с острова, – предложил мудрец.

– Согласен! – ответил Гэген-бурхан. Он надеялся на помощь своего брата Эрлен-хана.


И вот легли они возле костра, и поставили у ног по чаше ольхонской земли. Ночью из пещеры вылетели могучие злобные тени – подданные Эрлен-хана. Они увидели, что земля в чаше Гэген-бурхана окрасилась, а у отшельника осталась чёрной. И поменяли чаши местами.


Но кровь невинно убитых была сильнее теней. Как только над Байкалом взошло солнце, земля в чаше Хан-гута-бабая почернела, а в чаше Гэген-бурхана окрасилась в кровавый цвет. Тени уже ничего не могли сделать. Они скрылись в пещере, шипя от злости, ибо солнечный свет для них губителен.


Вскоре правитель и отшельник проснулись. Гэген-бурхан увидел, что земля в его чаше красная, как кровь, а в чаше его противника чёрная. И понял он, что даже Эрлен-хан не справился с мудрым Хан-гута-бабаем.

– Ну что же, я уйду, а ты правь Ольхоном, – сказал Гэген-бурхан мрачно.


Хан приказал жителям острова разобрать юрты и навьючить верблюдов. Многие люди испугались и выполнили приказ. Ночью из Шаманской пещеры вылетели злобные тени. Они перенесли тех, кто спал на земле, и всё их имущество на другой берег Байкала.


Но были и те, кто не испугался – они не стали разбирать юрты. Ночью тени не тронули их и оставили на Ольхоне. От этих людей и произошли ольхонские буряты, которые живут на острове и поныне.