Машенька и Дашенька

Русские сказки и былины
У бабушки Елены Никаноровны было две внучки – работящая Машенька и мечтательная Дашенька. Однажды в лесу девочки набрели на избушку древней старушки. Машенька старушке помогать бросилась, а Дашенька села на пенёк отдыхать. За помощь старушка наградила Машеньку, Дашеньке тоже награды захотелось. Поймёт ли Дашенька, что помогают старым людям не за награду, а потому, что так нужно?
Из истории вы узнаете про: Русские крестьяне Петух (самец курицы) Семейство Фазановые Изба Царь + 19

Режим обучения доступен только авторизованным пользователям

Чтобы продолжить просмотр зарегистрируйтесь или войдите в аккаунт

Возможности режима обучения:

  • просмотр истории в виде слайдов
  • возможность прослушивания озвучки по каждому слайду
  • возможность добавить свою, детскую озвучку
  • тесты для детей, чтобы закрепить материал
  • специально подобранные коллекции картинок и видео для улучшения восприятия
  • ссылки на дополнительные обучающие курсы

Озвучка доступна в режиме обучения

В некотором царстве, в некотором государстве жила бабушка Елена Никаноровна. И было у неё две внучки-близняшки – Машенька и Дашенька.

Полезные ссылки


Машенька – девица работящая, на все руки мастерица. С петухами встанет, избу уберёт, еды наварит. Весь день бабушке то по дому, то в огороде помогает.


Дашенька – девица мечтательная. Вечно в облаках парит, мечтает о несбыточном – то за царевича хочет выйти, то клад желает найти. По дому Дашенька не помогает, под ноги, почитай, и не смотрит.

Полезные ссылки


Бывает притомится Машенька, устанет и бабушка. Позовёт тогда Елена Никаноровна Дашеньку, скажет ей ласково:
– Внученька, уморились мы с Машенькой. Наруби, будь добра, дровишек, нечем печь истопить.

– Ой, бабушка, – ответит Дашенька. – Некогда мне дровишки-то рубить. Меня же подружка в гости звала!

И убежит Дашенька к подружке. А Машенька отдохнёт маленько, и нарубит дров.


Пришло лето красное, принесло с собой денёчки тёплые да погожие. Как-то утречком, спозараночку Елена Никаноровна говорит внучкам:
– Поспели уж в лесу сладкие ягодки – и малинка, и брусничка, и ежевичка, и голубичка. Сходите, девоньки, наберите ягодок. Наварим компота да варенья, будем зимой лакомиться!


Взяли девицы лукошки и побежали в лес. Птички поют приветливо, солнышко греет ласково, цветочки лесные пахнут – лепота! Ягод в лесу всяких-разных видимо-невидимо. Машенька с Дашенькой и кушают, и в лукошки кладут.


Дошли девицы до знакомой полянки, а там избушка стоит – небольшая, но ладная. А на крылечке сидит старушка древняя, прядёт пряжу.

– Что за невидаль? – удивилась Дашенька. – Тыщу раз здесь хаживали, а ни избушки, ни старушки не видали!


– Пойдём, со старушкой поздоровкаемся, – сказала Машенька. – Может, чем подсобим.

– Если хочешь – иди, а я пока отдохну, умаялась, – отмахнулась Дашенька.

Машенька пошла к старушке, а Дашенька села на пенёк и замечталась, по своему обычаю.


Машенька со старушкой поздоровкалась вежливо, завела беседу. И вдруг у старушки веретено упало, по земле покатилось, на пригорочек забралось и вдаль укатилось. Старушка закрятхтела, заохала, хотела встать и за веретеном пойти.
– Сиди, бабушка. Ты старенькая, тебе вставать тяжело, – сказала старушке Машенька. – Я сама за веретеном сбегаю.


Нашла Машенька веретено, вернула старушке.
– Вот, бабушка, а мы с сестрицей уж пойдём.

– Погоди, девонька, есть у меня для тебя подарочек. Возьми у меня в светёлке на окошке узелок. По дороге его не разворачивай, а дома разверни.

Взяла Машенька узелок, поклонилась старушке и пошли они с сестрицей домой.


Отдали сёстры бабушке лукошки с ягодками. Машенька развязала узелок, а там два сарафанчика из лучшего шёлку – и дворянка не побрезгует! Один сарафанчик аленький, точно гребешок у петушка, да с золотыми пуговками. А второй сарафанчик – голубенький, точно небо по весне, и с серебряными пуговками.


Машенька рассмеялась на радостях, а Дашенька закручинилась:
– Эка тебе свезло! – сказала Дашенька. – Ничего, завтра я за старушкиным веретеном побегу, тоже сарафанчики получу!


Следующим утречком побежали сёстры в лес. Пока шли до той полянки, набрали полные лукошки ягодок. На сей раз старушка не на крыльце сидела с прялкой, а несла из лесу вязанку хвороста.

– Пойди, помоги ей, – сказала Машенька.

– Тяжеловат, небось, хворост, – ответила Дашенька. – Я уж подожду, пока она прясть станет да веретено уронит.


Побежала Машенька к старушке, поклонилась ей:
– Здравствуй, бабушка. Позволь помочь, ты ведь старенькая уже, тебе тяжело.

Взяла Машенька хворост у старушки и занесла его в избушку.


Хотела Машенька уходить, а старушка ей и говорит:
– Погоди, девонька, возьми вон на лавке короб. Здесь не открывай, открой дома. А я уж спать лягу, больно устала.


Пришли сестрицы домой, отдали ягодки бабушке. Машенька открыла короб, а там две пышные шубки – и боярыня надеть не откажется! Одна красная, да с золотыми пуговками. Другая – синяя, да с серебряными пуговками.


Машенька как шубки увидела, аж заплясала от радости. А Дашенька горько заплакала:
– Так нечестно! В следующий раз я старушке помогу хворост нести. Будут и у меня шубки!


Только рассвело – девицы уж с лукошками в лес торопятся. Идут к полянке с избушкой, по пути собирают сладкие ягодки. Дошли они до старушкиного дома, а хозяйки там нет. Оглянулись кругом – идёт хозяйка с речки, воду несёт. Вёдра у ней полные, коромысло гнётся, старушка от тяжести к самой земле пригибается.

– Пойди, помоги ей, – сказала Машенька.

– Тяжеловаты вёдра, – ответила Дашенька. – Я уж лучше подожду, пока она пойдёт за хворостом.


Машенька ждать не стала, подбежала к старушке, с поклоном молвила:
– Здравствуй, бабушка. Давай я воду донесу, а то ты ведь старенькая, тебе тяжело.

Занесла Машенька вёдра в дом, поставила на лавку.


Только Машенька уходить хотела, а старушка её остановила:
– Погоди, Машенька, возьми на столе шкатулочку. Здесь не открывай, дома открой. А я спать лягу, притомилась.


Пришли Машенька с Дашенькой домой, принесли сладкие ягодки. Машенька положила шкатулочку на стол, открыла – а там два колечка золотых. Одно с красным самоцветом, а другое с синим. Такие колечки и царевна на пальчик наденет с радостью!


Рассмеялась Машенька, от радости запела частушку звонкую. А Дашенька зарыдала, заголосила на всю деревню:
– Пошто такая жизнь несправедливая! Машеньке подарки, а мне – шиш с маслом! Уж больше я удачу не упущу – старушке хоть хворост, хоть воду дотащу!


Утром, чуть свет, отправились сёстры в лес за ягодками. Насобирали полные лукошки малинки, ежевички, бруснички и голубички. Дошли до той самой полянки, а избушки-то и нет! Дашенька на землю осела, в глазах слёзы:
– Кому ж я теперь веретено подам, поднесу хворост или воду?

– А чем наша бабушка хуже? – молвила Машенька. – За все годы много ты ей помогла? Или только тем нужна помощь, кто дарит подарки богатые?


Пошли они домой. Машенька с птичками разговаривает, песенки поёт. А Дашенька размышляет – крепко задели её слова сестрины, за самое сердце взяли.


Пришли они домой, поставили лукошки на стол. Дашенька бабушке на шею бросилась со слезами:
– Прости меня, бабушка, глупую! Всю жизнь ты трудилась, о нас с Машенькой заботилась. А я и не помогала никогда. Но отныне я трудиться буду вровень с Машенькой!


Не зря плакалась Дашенька, не напрасно обещалась бабушке. Ходит Дашенька рядом с Машенькой, всякой работе учится, во всём помогает. А бабушка и не нарадуется – была у неё одна умница-помощница, а стало две!


Машенька тоже сестрицей довольна – вдвоём-то работать и легче, и веселее! Подарила Машенька сестрице половину старушкиных даров – отдала ей синий сарафанчик, синюю шубку и колечко с синим самоцветом. Нарядились они на Масленицу и пошли по селу гулять – все люди только на них и смотрят, только ими и любуются!


С тех пор живут Елена Никаноровна с Машенькой и Дашенькой дружно, и горя не знают. Дом у них – полная чаша, а смех и песни там никогда не смолкают!