Тихий Дон, часть 5-я

Фильмы художественные Исторические
На Дон пришла ласковая весна. Григорий Мелехов поправлялся от приступа на родном хуторе. Наталье, его жене, рассказали, что он на войне гулял с другими казачками. Из-за этого они крупно поссорились, и Наталья решила прервать беременность и обратилась к бабке-знахарке. А та, нечаянно, убила не только нерождённое дитя, но и роженицу. Тем временем военная удача отвернулась от белых. Мелехов с Аксиньей и другие станичники поехали к морю, чтобы спастись на кораблях.
Из истории вы узнаете про: Конь (боевой) Семейство Лошадиные Река Дон Степь Золото + 26

Режим обучения доступен только авторизованным пользователям

Чтобы продолжить просмотр зарегистрируйтесь или войдите в аккаунт

Возможности режима обучения:

  • просмотр истории в виде слайдов
  • возможность прослушивания озвучки по каждому слайду
  • возможность добавить свою, детскую озвучку
  • тесты для детей, чтобы закрепить материал
  • специально подобранные коллекции картинок и видео для улучшения восприятия
  • ссылки на дополнительные обучающие курсы

Озвучка доступна в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Дома, на хуторе Татарском, Григорий Мелехов быстро выздоравливал. Пришла весна, зацвели сады на берегах Дона. Поправившись, Григорий вышел прогуляться с женой Натальей.
– Ну, – строго спросила жена, – рассказывай, как пьянствовал и за девками волочился.

– Виноват я перед тобой, Наташка. Сама жизнь виноватым делает и война, так её.

– Сам напаскудил, а на войну сворачиваешь? Жалко, что я тогда не до смерти зарезалась! – с обидой воскликнула Наталья и убежала.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Григорий оседлал коня и поехал на прогулку. На реке, у мостика, он встретил Аксинью, набиравшую воду:
– Здравствуй, Аксинья.

– Здравствуй.

– Сколько лет прошло, а не могу тебя от сердца оторвать, – признался Григорий. – Уже и дети подросли, и сам наполовину седой, а всё разлюбить тебя не могу.

– Идти мне надо.

– А ведь любовь наша у этих самых мостков и зачиналась когда-то, – грустно заметил Мелехов.


Содержимое доступно в режиме обучения

Много передумала Аксинья после встречи с Григорием. До самого вечера сидела на лавке, одолеваемая самыми разными чувствами. А как село солнце, она красиво оделась и вышла во двор. Дождавшись, когда Дарья тоже покажется на улице, Аксинья подозвала её:
– Вот тебе, соседка, золотое кольцо.

– И чё нужно за это? – спросила Дарья, довольно разглядывая подарок.

– Позови мне Григория.

– Опять что ли? Ладно, мне его не жалко.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Донско́е войско к этому времени объединилось с Добровольческой армией в Вооружённые Силы Юга России (ВСЮР) – единую белую армию. Это случилось в январе 1919-го года. Главнокомандующим ВСЮР стал генерал Антон Иванович Деникин. Донское войско не было распущено. Хоть оно и являлось составной частью ВСЮР, у него сохранилась прежняя структура.

Генерал Антон Иванович Деникин в 1918-1919 годах

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

В апреле 1919-го года Штокман и Иван Алексеевич готовились идти с Сердо́бским полком на подавление Вёшенского восстания. Оно вспыхнуло на Дону в тылу Красной армии, пока основные силы красных воевали с ВСЮР. Вдруг в комнату вошёл казак-коммунист Толкачёв:
– Сердобский полк восстал! Сейчас возле церкви митинг, там весь личный состав!

– Я ещё вчера понял по разговорам, куда дело клонится, – вздохнул Штокман, а потом приказал: – Собирайтесь, живо!


Содержимое доступно в режиме обучения

Товарищи бросились собирать вещи, но не успели. Открылась дверь, вошли вооружённые солдаты-сердобцы.

– Коммунисты, на митинг. Оружие можете не брать, не в бой идём, – сказали солдаты.


Содержимое доступно в режиме обучения

Полк шумел, обсуждая текущее положение, солдаты освистывали идущих коммунистов. Штокман взобрался на трибуну, призвал к тишине.
– Красноармейцы! Вы предаёте власть народа в самый трудный момент! Вас продали генералам! Ваш командир – изменник!

Из толпы понеслось:
– Молчи! Брехня!

– Опомнитесь! – воззвал Штокман. – Вашей рукой пытаются задушить рабоче-крестьянскую власть! Можете убить меня, но не предавайте правое дело!


Содержимое доступно в режиме обучения

По команде командира полка Врано́вского, один из солдат выстрелил в Штокмана. Пуля угодила тому в плечо. Но даже раненый, большевик не покинул трибуну. Он продолжил взывать к совести сердобцев. Тогда прозвучал второй выстрел...

Полезные ссылки


Содержимое доступно в режиме обучения

И Иосиф Давыдович упал замертво.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Остальных коммунистов взяли в плен и передали восставшим казакам. Окровавленных пленников в изорванной одежде гнали через хутор Татарский, раненый Иван Алексеевич шёл во главе колонны. Некоторые люди освистывали и оплёвывали пленных, а мать Мишки Кошевого, Машутка, Дуняша и некоторые другие сочувствовали им.


Содержимое доступно в режиме обучения

– Вашего хуторца́ пригнал, – сказал казак-конвоир. – Полюбуйтесь на его бесстыжие глаза.

– А другой где – Мишка Кошевой? – спросил местный казак.

– Другого нету, только энтот.


Содержимое доступно в режиме обучения

Из толпы вышла пьяная Дарья, вдова Петра Мелехова.

– Здорово, куманёк, – зло бросила она Ивану Алексеевичу.

– Здорово, кума, – ответил Котляров, не пряча глаз.

– А расскажи, куманёк, как ты кума своего, моего мужа казнил?

– Не я казнил его.

– Вы с Мишкой казнили! – разъярилась казачка.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дарья вырвала из рук ближайшего казака винтовку и застрелила Ивана Алексеевича.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Дуняша прибежала домой вся в слезах, забралась на печь.

– Пленных уже провели? – спросил Григорий, войдя в дом.

– Побили их, – рыдая, ответила сестра. – Дашка спьяну своими руками Ивана Алексеевича застрелила.

– Да ну, брешешь! А Штокман? А Кошевой?

– Не было их.

Полезные ссылки


Содержимое доступно в режиме обучения

Григорий выбежал во двор, нашёл Дарью, которая спала под амбаром. В гневе Мелехов чуть было не зарубил её, но потом плюнул и ускакал.

Полезные ссылки


Содержимое доступно в режиме обучения

Через несколько дней на хуторе Татарском ждали генерала Сидо́рина, недавно назначенного командующим армией Всевеликого Войска Донско́го. Казаки, в основном старики, выстроились в две шеренги напротив друг друга. Все волновались, ведь высокие гости давно не заглядывали в станицу.


Содержимое доступно в режиме обучения

Честь встречать гостей хлебом-солью доверили Пантелею Прокофьевичу, чем он очень гордился.


Содержимое доступно в режиме обучения

Возле торжественного строя остановился автомобиль. Генерал Сидорин в сопровождении адъютанта, а также двух британских военных, направился к Мелехову.

– Здравствуйте, господа старики! – приветствовал казаков генерал.

– Здравия желаем, ваше превосходительство! – отозвались хором старые казаки.

Подойдя к Мелехову, генерал отломил кусочек хлеба, макнул в соль и съел.


Содержимое доступно в режиме обучения

– Видите, на хуторе остались одни старики, бабы и мальчишки, – сказал Сидорин англичанину. – Все казаки сражаются за наше дело.

Неизвестно, на самом деле генерал Сидорин верил в то, что все казаки поддерживают белых, или просто говорил так, чтобы получить деньги от англичан.


Содержимое доступно в режиме обучения

Генерал раскрыл папку и вызвал Мелехову Дарью Тимофеевну. Та подошла.

– Вы вдова убитого хорунжего (*соответствует чину лейтенанта) Петра Мелехова?

– Да.

– Вот вам медаль и 500 рублей за самоличное убийство комиссара Котлярова.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дома Дарья похвасталась медалью и дала Ильиничне денег, чтобы в церкви отслужили службу по Петру. Потом Дарья начала представлять, как будет командиршей над всеми стариками хутора. Ильинична, Наталья, Дуняша – все смеялись до упаду. А Пантелей Прокофьевич плюнул с досады и ушёл из дому.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Отсмеявшись, Дарья улеглась на кровать и заплакала. Наталья хотела поцеловать её, чтобы утешить, но та отстранилась.

– Не шибко целуй. Заразная я, – сказала Дарья.

– Доигралась, – поняла всё Наталья.

Дело в том, что Дарья встречалась с другими казаками, помимо мужа. Один из них и заразил Дарью.


Содержимое доступно в режиме обучения

– Хочу повиниться пред тобой, – сказала Дарья. – Мне всё одно не жить. Вот это колечко мне Аксинья подарила, чтобы я для неё Гришку звала. Хочешь, я у Аксиньи всё допытаюсь, что у них было?

– Не хочу. Ты ведь не из жалости ко мне призналась, – отвернулась Наталья. – А чтобы мне тяжче было.

– Верно. Не мне ж одной страдать. А ты свого дюже любишь?

– Как умею.

– Значит дюже. А мне вот не приходилось. Эх, начать бы сызнова жить, была бы я совсем другой.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Наталья и Ильинична работали в поле, а потом присели перекусить. Ильинична заметила, что невестка опять стала бледная, молчаливая.

– Григорий снова с Аксиньей живёт, – нехотя пояснила Наталья.

– Это и вся беда? Прокофьич мой по молодости не только кобелиной был, но и бил меня до полусмерти. Что ж ты надумала?

– Детей заберу и уйду. А третьего, которым сейчас беременна, не стану рожать, – заплакала Наталья.

– Как язык-то повернулся сказать такое? – рассердилась старушка. – Не смей и думать!


Содержимое доступно в режиме обучения

Хлынул дождь. Наталья встала, протянула руки к небу:
– Господи, прокляни ирода проклятого! Покарай, чтобы не жил, не мучал меня! Всю душу он мне вымотал!

Суеверная Ильинична не на шутку перепугалась:
– Что ты? Кому смерти просишь – отцу своих детей? Крестись и проси прощения у бога!


Содержимое доступно в режиме обучения

Наталья упала на землю, сотрясаясь в рыданиях, тихонько шепнула "прости".

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

На следующий день Наталья ушла куда-то с утра, никому ничего не сказав. Домой вернулась лишь после обеда. Лицо у неё было бледное, как снег, шла она с большим трудом, придерживаясь за стену, после себя оставляла на полу кровавые следы.

– Ох, головушка горька! – сплеснула руками Ильинична. – Бяда-то какая!

– Ослобони́лась (*освободилась, т.е. избавилась от плода) я, матушка, – сказала Наталья.


Содержимое доступно в режиме обучения

Сев за стол, Наталья без сил уронила голову на столешницу.

– Приготовьте чистое, маманя. Помру я, – тихонько сказала она.

– Молчи, молчи! – расплакалась Ильинична.


Содержимое доступно в режиме обучения

Наталья на глазах теряла силы, и родственницы поняли, что она действительно при смерти. Они уложили её на кровать, подвели к ней Мишатку и Полюшку, для прощания.
– Маманька, ты чего? – спросил сын.

– Захворала маманька, – слабым голосом ответила Наталья.

– А ужинать будешь? Я тебе сюда принесу.

– Чистый батя, – с болью сказала Наталья, обнимая сына. – Только сердцем помякше.


Содержимое доступно в режиме обучения

Больше ничего не сказала Наталья Мелехова, и вскорости отдала богу душу.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Овдовевший Григорий три дня скакал из части во весь опор, чтобы успеть на похороны.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Всё-таки он успел – покойницу как раз отпевали. Григорий вошёл в дом, снял фуражку, прислонился к стене. Подошёл плачущий Пантелей Прокофьевич.

– Не уберегли, – сказал отец.

Григория сдавили сухие, мучительные рыданья, впервые в жизни ему было так горько.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Весной и летом 1919-го года белые под командованием генерала Деникина успешно наступали. В конце июля передовые части белых казаков стояли под Балашовым, что в современной Саратовской области.


Содержимое доступно в режиме обучения

Григорий пил в компании поручика и английского лейтенанта Кэмпбелла. В тот момент казалось, что дни красных сочтены – белые побеждали на всех фронтах. Но англичанин на ломанном русском заявил, что победят красные.

– Я видел, как они шли в атаку в пешем строю на танки, – объяснил лейтенант. – Народ нельзя победить!


Содержимое доступно в режиме обучения

– Не верь ему, – отмахнулся поручик. – Ещё как можно. Половину уничтожим, другую половину зажмём в кулак, чтобы и пискнуть не смели!

После этих слов поручик заснул.

– Знаешь, что я тебе скажу, – молвил Мелехов англичанину. – Незачем вам в наши дела мешаться. Езжай домой, а то тебе здесь накостыляют.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дарья и Дуняша пришли на Дон искупаться. Дарья за последние недели сильно исхудала, перестала краситься, стала сама на себя непохожа. Она никому, кроме Натальи, так и не призналась, что болеет.

– Не гляди на меня, не люблю я этого, – сказала Дарья Дуняше, когда они раздевались.

Дарья не стала снимать исподнее, чтобы Дуняша не увидела язв на её теле.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дарья поздоровалась с Машуткой Кошевой, которая купалась у берега, и поплыла на середину реки. Она откинулась на спину, проводила глазами парящего в небе сокола.

– Прощай, Дуняха! – крикнула Дарья и ушла под воду.


Содержимое доступно в режиме обучения

Дуняша и Машутка сначала решили, что Дарья шутит.

– Ты что, Дашка? Вылазь! – смеясь, крикнула Дуняша.

Прошла минута и стало ясно, что Дарья не выйдет. Девушки побежали домой, крича от страха.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Осенью 1919-го года красные перешли в наступление. Григорий приехал домой. Мать и сестра сообщили ему, что отца недавно белые забрали на фронт.

– Ох и постарел ты, братуха. Серый стал, как бирюк, – Дуняша нежно погладила брата по голове.

– Так и полагается – мне стареть, тебе в пору входить, жениха искать, – ответил Григорий. – Только о Мишке Кошевом и думать забудь. Услышу, что ты о нём сохнуть будешь – на одну ногу наступлю, за другую возьмусь и раздеру, как лягушонка. Поняла?


Содержимое доступно в режиме обучения

Григорий вышел во двор покурить, увидел Прохора Зыкова.

– Красные уж скоро подойдут. Ехать когда думаешь? – спросил Прохор.

– Скоро. Думаю взять с собой Аксинью, – ответил Мелехов.

– Коням тяжеловато будет. На холеру она тебе сдалась?

– Тебя не касается!


Содержимое доступно в режиме обучения

Зимой Мелехов, Зыков и другие станичники отступали с белыми на юг. Аксинья ехала с ними на телеге.

– Война кончилась, – сказал Прохор. – Пнули нас красные так, что до самого моря будем пятиться, покуда задницей в солёную воду не макнут.

Аксинья рассмеялась.

– Рада, что из хутора вырвалась? – спросил Зыков. – Глупая, неизвестно, чем энта прогулка закончится.

– Хуже не будет, – смеясь, отмахнулась Аксинья.

– Не ругайтесь, – сказал Григорий. – Ещё успеете, дорога длинная.


Содержимое доступно в режиме обучения

Через несколько дней Аксинья заболела тифом: у неё был жар, лихорадка, галлюцинации, она никого не узнавала. Казаки остановились на постой у пожилой пары. Хозяйка из жалости разрешила уложить Аксинью на кровать.


Содержимое доступно в режиме обучения

Григорий обратился к хозяину, одноногому ветерану:
– Пособи моей беде, Христа ради. Везти её далее нельзя, помрёт. Дозволь оставить у вас, я заплачу.

Григорий положил на стол пачку донских банкнот – все деньги, что были у него.

– Что это за деньги? – поморщился старик. – Николаевских нет? Или хоть керенок?

– Нет. Хочешь, коня отдам.

– Зачем он мне? Всё равно заберуть белые или красные.


Содержимое доступно в режиме обучения

Прохор достал пачку царских денег и стукнул ей об стол. Хозяин заулыбался щербатым ртом:
– Ладно, чего уж там, сделаю уважение.

Подошла хозяйка, и они, довольные, пересчитали купюры.


Содержимое доступно в режиме обучения

27-го марта 1920-го года Мелехов и Зыков добрались до Новороссийска. В порту стояла страшная давка, ведь кораблей было очень мало, а желающих уехать – очень много. Толпу сдерживали вооруженные офицеры.

Полезные ссылки


Содержимое доступно в режиме обучения

Вне очереди пропускали иностранных военных. Необычная синяя форма французов ярко выделялась на фоне серых русских шинелей.

Полезные ссылки


Содержимое доступно в режиме обучения

Простых казаков не пускали. Митька Коршунов пытался нахрапом пролезть на трап, но его спихнули в воду. Там он и утоп.


Содержимое доступно в режиме обучения

А вот высокопоставленных белых офицеров, наиболее богато одетых дам и господ принимали на борт. Прорвался к шлюпке Евгений Листни́цкий, потерявший на войне руку.

Дополнительный контент (Видео) доступен в режиме обучения


Содержимое доступно в режиме обучения

Мелехов и Зыков смотрели на столпотворение со стороны, даже не пытаясь прорваться к причалу.

– Пока воевали, нужны были им, – горько сказал Григорий. – А зара́з (*сейчас) мы им ни к чему. К чёрту их, идём отсюда.

– Подадимся на Тифлис (*Тбилиси), а дальше к туркам, – предложил Зыков. – А ты чего смурной, как рыба?

– Не пойду, да и поздновато тро́шки (*немного). Гляди вон туда.


Содержимое доступно в режиме обучения

Тест для закрепления материала

Тихий Дон5

Давайте закрепим усвоенные знания

Прохождение теста доступно в режиме обуения


Конец